Уэти Камбун

Камбун Уэти

Уэти Камбун (1877-1948). Жизнь Уэти Камбуна, основоположника третьего магистрального направления окинавского каратэ Уэти-рю, известна гораздо лучше, чем жизни его предшественников, — благо жил он совсем недавно, и многие его родственники, ученики и просто знакомые живы по сию пору. Неудивительно, что именно биография Уэти освещена лучше других, в том числе и в работах на европейских языках. Особо выделю хорошую книгу А. Доллара «Секреты Уэти-рю и загадки Окинавы». Если бы не несколько ляпов, ее и вовсе можно было бы признать отличной.

Юность Уэти Камбуна. Уэти Камбун родился 5 мая 1877 г. в дворянской семье Уэти, издревле верой и правдой служившей королям династии Сё. История его семьи отражает все мытарства, через которые бывшим сидзоку пришлось пройти после упразднения королевства Рю-кю. Лишившись своего обычного дохода, подобно другим дворянам, которые были вынуждены покинуть свои жилища в столице и перебраться в сельскую местность, чтобы обеспечить свое пропитание сельским хозяйством, Уэти покинули Сюри и обосновались в деревне Идзуми на полуострове Мотобу на севере Окинавы. Хотя между местными крестьянами и новоявленными земледельцами, занимавшими традиционные земли первых, нередко вспыхивали конфликты, семье Уэти, благодаря трудолюбию и доброжелательности, удалось наладить нормальные отношения с соседями. Сегодня точно неизвестно, где именно родился Камбун. По одной версии, он появился на свет в Идзуми, а когда ему было 3 или 4 года его родители переехали в горную деревушку Такинто, по другой, — родился уже в Такинто.

Изучать боевые искусства Камбун начал довольно рано, благо его отец, Уэти Кантоку, неплохо владел боем палкой и нередко давал уроки местной молодежи для проведения демонстраций палочного боя и танцев с палками во время праздников. Другими наставниками Камбуна стали местные учителя Кисэ Тару и Тоёдзато Камато. Большой след в его жизни оставил и престарелый мастер каратэ из деревни Тобару по фамилии Тояма, который неоднократно ездил в Китай для изучения кэмпо и бо-дзюцу, — именно он внушил юноше мысль, что для серьезного изучения каратэ нужно ехать в Китай. Желание поехать в Китай крепло в Уэти с каждым днем, даже несмотря на то, что его родители были против поездки. Они постоянно говорили ему о сложностях, с которыми ему предстояло столкнуться: незнание языка, незнакомство с обычаями, опасности встреч с разбойниками и т.д. Под действием их уговоров Камбун на время отказался от путешествия в Срединное царство, но в ожидании подходящего случая продолжал усердно заниматься каратэ и собирать информацию, которая могла бы ему помочь в осуществлении мечты.

К своему совершеннолетию Уэти подошел хорошо сложенным мужчиной ростом около 160 см, с мощными руками, ногами и поясницей, закаленными постоянной работой на земле и тренировками в бодзюцу. Случай для поездки в Китай представился Уэти в 1897 г., когда ему было уже 20 лет. Помимо интереса к кэмпо у этого «путешествия», продлившегося более 10 лет, были и другие причины — Камбун не хотел идти служить в японскую императорскую армию и таким образом уклонился от призыва, которому подлежал в соответствии с указом о всеобщей воинской повинности. Справедливости ради, надо сказать, что он был далеко не единственным окинавцем, решившимся на такой шаг. Большое число рюкюсцев были твердо убеждены в том, что Япония незаконно захватила остров, и что согласие на службу в армии — потакание агрессору. Мало кто из них желал воевать за чуждые им интересы японских милитаристов. Поэтому сотни юношей устремились за пределы досягаемости японских властей, другие пытались скрываться дома, но их находила полиция, и 774 человека были брошены в тюрьму. Впрочем, в некоторых работах излагается иная, сомнительная версия, объясняющая, почему именно в 1897 г. Камбун отплыл в Китай. Суть ее в том, что один молодой парень отбил у Уэти невесту, а когда тот, сочтя себя оскорбленным, вызвал его на поединок, то еще и жестоко избил неудачливого жениха — соперник оказался мастером каратэ. Тогда огорченный Уэти Камбун поклялся отомстить обидчику и отправился в Китай, чтобы изучить там наиболее эффективные виды кэмпо и позже убить своего обидчика в честном поединке. Незадолго до этого завершилась японо-китайская война, и отношения между Японией и Китаем были напряженными. Путешествия в Китай были запрещены, и Камбуну пришлось добираться туда тайно. С точки зрения законов, его поступок был уголовно-наказуемым преступлением.

Поиски наставника

В Китай Уэти Камбун отплыл вместе со своим другом Мацуда То-кусабуро в мае 1897 г. и через десять дней плавания добрался до г. Фучжоу в провинции Фуцзянь. Поначалу они остановились на оки-навском гостевом дворе, где обычно жили во время поездок в Фуцзянь окинавские торговцы и моряки. В Китае Уэти и Мацуда столкнулись с большими трудностями: их души глодала тоска по дому, они не знали языка и местных обычаев, а время в Китае было смутное. Вскоре после приезда в Фучжоу Уэти Камбун и Мацуда Токусабуро начали изучать боевое искусство в зале китайца с Окинавы Кодзё Кахо (1849-1925), который находился на территории окинавской общины. Здесь ему были показаны основы школы Белый журавль.

Помощником Кодзё Кахо был окинавец по имени Макабэ удон. По словам Тоямы Сэйко, ученика Уэти, Макабэ сразу обратил внимание на физическую кондицию Камбуна Уэти-рю особенно на развитость мышц пресса, и стал завидовать ему. Он понял, что у Камбуна большое будущее в каратэ, и, опасаясь конкуренции, стал предпринимать попытки выдавить юношу из зала Кодзё. Он постоянно передразнивал и высмеивал Камбуна, который был человеком очень застенчивым и молча-ливым, говорил несколько шепеляво. Эта шепелявость и неторопливость с ответами послужили поводом к тому, что Макабэ объявил Уэти тупоумным и необразованным мужланом (Уэти действительно не получил формального образования). В результате Камбун был вынужден покинуть додзё Кодзё Кахо и отправился на поиски хорошего учителя. Что сталось с его приятелем Мацуда Токусабуро — остался ли он в зале Кодзё или перешел к другому учителю — неясно, однако известно, что он изучал технику кэмпо близкую той, какую впоследствии Уэти привез на Окинаву.

Тем временем Камбун отправился в странствия по югу Китая, зарабатывая на жизнь торговлей лекарствами, изготовленными из лечебных трав. В 1898 г. вспыхнуло восстание ихэтуаней (1898-1901), многие из которых практиковали различные стили ушу. Так что у Уэти была великолепная возможность увидеть различные стили в действии и оценить их боевые возможности. И, в конце концов, он попал в школу ушу, которую возглавлял мастер по имени Чжоу Цзы-хэ (яп. Сю Сива). Камбун был поражен колоссальной физической силой, которой обладали ученики Чжоу Цзыхэ. Особое впечатление на него произвела практика ката Сантин, сопровождавшаяся проверкой кондиции тела мощными ударами. Он попросил мастера принять его в ученики, но получил отказ. Причины отказа сегодня доподлинно неясны. По одной версии, это было связано с некитайским происхождением Уэти, по другой, — с тем, что у него не было рекомендации для поступления в школу, которая одновременно была центром тайного общества. Несколько раз Камбун повторял свою просьбу, и каждый раз Чжоу Цзыхэ отклонял ее. Это был самый сложный период в жизни Уэти Камбуна. Затерянный посреди чужой страны, с неясными перспективами на будущее, он тосковал по родине. К тому же, найдя то сокровище, о котором мечтал многие годы, он оказался не в состоянии прикоснуться к нему. Трудно передать всю меру моральных мучений, выпавших на его долю. Но терпение, упорство, надежда, вера помогли ему пройти через все это и убедить Чжоу Цзыхэ взять его в ученики. По рассказу Тоямы, благоприятным случаем, позволившим Уэти проникнуть в закрытую школу, послужила болезнь Чжоу Цзыхэ. У того периодически сильно болела голова, а лекарства, предписанные местным врачом, никакого положительного эффекта не давали. Тогда встревоженные и напуганные ученики отыскали Камбуна в надежде, что его заморское лекарство сможет исцелить их наставника от страданий. И действительно, чудо свершилось, головная боль прошла, и Чжоу Цзыхэ ничего не оставалось, как на торжественной церемонии в монастыре Фуцюань шин-сы (Маттсон называет его «центральным монастырем Фуцзяни», что очень сомнительно) официально признать окинавца своим учеником. Возможно, эта история — позднейшая выдумка, так как, по другим данным, именно Чжоу Цзыхэ научил Камбуна китайской травной медицине, но другого объяснения того, каким образом окинавец сумел проникнуть в закрытую школу ушу, пока предложено не было.

Учитель Чжоу Цзыхэ

Чжоу Цзыхэ (1874-1926) был всего лишь на 3 года старше Уэти, но тому времени уже имел репутацию крупного мастера. Точных све-ений о его происхождении не сохранилось. По наиболее убеди-зльной версии, он был выходцем из очень богатой семьи из г. Нанъюэ, изучал кэмпо у двух крупных мастеров: Чжоу Бэя из Фуц-яни и Хэ Шидэ (Ко Цити) из провинции Шаньдун и прославился как дин из «5 кулаков Фуцзяни». Существуют и иные версии, но, с точ-и зрения автора, они настолько абсурдны и нелепы, что нет смыслa излагать их здесь. Например, одна из них приписывает Чжоу Цзыхэ основание фуцзяньского Шаолиня, что никак не согласуется ; данными надежных исторических источников.

Неясно также, какой именно стиль преподавал Чжоу Цзыхэ. По словам Уэти Камбуна, Чжоу называл свою школу «Пангайнун» -«Наполовину жесткая, наполовину — мягкая», но сейчас такой шко-пы в Китае не существует. Автор недавно изданной в Фуцзяни кни-oи по школе Ху-цюань — Кулак тигра утверждает, что Уэти изучал именно ее. Правда, представленные в книге комплексы сильно отличаются от всех ката Уэти-рю. Поэтому, возможно, такое утверж-цение — просто беззастенчивая попытка саморекламы. Похоже, Уэ-ги был знаком с несколькими стилями: помимо Белого журавля и Тигра, он, вероятно, знал Фэнъянь-цюань — Кулак «глаз феникса», Пун-цюань — Кулак дракона, а также Уцзу-цюань — Кулак пяти предков. По рассказам Уэти, Чжоу Цзыхэ обладал колоссальной физической силой и якобы мог держать двух человек, повисших на концах пальцев его вытянутой руки. В 1926 г. Чжоу Цзыхэ тяжело заболел и умер в возрасте всего лишь 52 лет. Камбун поселился вместе с мастером и стал заниматься выращиванием редьки на храмовом огороде. Первые 3 года его обучения были посвящены отработке ката Сантин, которое он практиковал ежедневно по несколько часов.

Главной задачей этого периода занятий было создание сильного тела посредством тренировки в кэмпо и работы на земле. Вообще, тренировка и работа были связаны неразрывно. Например, Уэти поручали очистку бобов от шелухи. Делалось это следующим образом. Бобы помещали в большую каменную миску, и Уэти бил по ним кончиками пальцев до тех пор, пока вся шелуха с них не слетала. Благодаря такой «работе», пальцы Камбуна превратились в стальные гвозди, которыми можно было бить в полную силу. Через три года занятий Камбун так загрустил по соотечественникам, что испросил разрешения у Чжоу посетить додзё семьи Кодзё. Об этом посещении Мацуда Токусабуро по возвращении на Окинаву рассказал, что, когда Уэти появился в зале, его встретил старый недруг Макабэ удон. Макабэ попросил Уэти продемонстрировать, чему он при своей тупости смог научиться за прошедшее время. Уэти исполнил ката Сантин, которое Макабэ тестировал лично, изо всех сил пытаясь вывести каратиста из равновесия при помощи толчков, ударов руками и ногами. Однако ничего у него не вышло. Стойка Уэти была непоколебима, как скала, а движения быстры, как молнии. Макабэ был поражен мастерством Уэти, его силой и пронизывающим насквозь взором и почтительно попросил прощения за все из-детежл. С тех пор они стали друзьями и коллегами по поиску воин ского мастерства. Чжоу Цзыхэ наставлял своих учеников, что враг будет нападать на них, когда они того не ждут и пребывают в беспечности. Посему надо всегда внимательно следить за происходящим вокруг, «смотреть на четыре стороны, слушать в восьми направлениях». Только так можно избежать неожиданного нападения. В бою важно быть быстрым, ибо главное — скорость. Он постоянно ругал учеников за медлительность и внушал им свой лозунг: «Острый взор, быстрые руки»!

Pages: 1 2 3

Просмотров: 800
Загрузка...